13 сент. 2010 г.

Австрия - Германия 2010

(словами мужа, т.к. в нашей семье именно он писатель)
Austria-Germany
August 2010
Введение
Этот рассказ – попытка вкратце приобщить читателя к тем событиям, которые нам пришлось пережить в августе 2010 года во время поездки в Австрию-Германию. Я не претендую на литературную премию, более того, недостаток общения на русском языке и чтения русской литературы в течение как минимум 11-ти лет сразу скажет о себе знать... Просто мне кажется, что будет жалко, если то, что мы видели и прочувствовали в эту поездку, умрет внутри нас... По крайней мере, если даже эти строки так и не будут востребованы ни чьим посторонним глазом, то читая их в своей глубокой старости, до которой, возможно, мне повезет дожить, я скажу себе молодому и любимому огромное спасибо. Итак, за дело.
Полет.
О том, как принималось решение куда поехать я умолчу. Скажу только, что в Австрии до этого мы уже были 2 раза и один раз в Германии. Ну нравится нам там, вот и все! А от добра добра не ищут. В Австрии были заказаны апартаменты на ферме в горной местности в часе езды от Зальцбурга и, как потом оказалось, в 4 км от ближайшего села. Оплата — залог в размере 100 € банковским переводом, остальное на месте. 34€ в день за апартаменты. На полете остановлюсь поподробнее. В этот раз я окончательно убедился, что полет уже является частью твоего отпуска, и если ты решил отдыхать, то полет вовсе не исключение, и нечего экономить на авиа билетах. А теперь — в деталях.
Современная авиаиндустрия не страдает от недостатка авиакомпаний: венгерские, румынские, швейцарские, австрийские и *.*ийские авиакомпании наперебой предлагают прямые и транзитные, чартерные и регулярные рейсы в любую точку мира. Конечно же мы предпочитаем летать регулярными рейсами, но в этом году, в силу разных обстоятельств, нам не удалось подыскать на наши даты регулярный полет по приемлемой цене и поэтому пришлось воспользоваться услугами чартерного сервиса.
Практически все солидные компании выполняют чартерные рейсы. Мы решили воспользоваться услугами нашего отечественного авиа-гиганта — компании Arkia. До самой регистрации ничего особенного не происходило, поэтому продолжим прямо с того места, где мы должны были сдавать багаж и получать посадочные места. За 3 часа до полета к нашему приходу у регистрационного пункта нашего рейса собралась небольшая очередь. Регистрация еще не началась, и народ спокойно стоял с багажом и телегами. Работники Аркии появились минут через 15 и торжественно водрузили прямо перед регистрационными окнами рекламный стенд человеческого роста. Я, конечно, понимаю, что в условиях жесткой конкуренции с El-Al, Air Berlin, Air France, Malev, KLM etc. для того, чтобы привлечь клиента, нужно предлагать что-то эксклюзивное, присущее только нам и никому больше! Стремительный прорыв в области сервиса совершила и Аркия: на плакате всего за 30$ пассажирам предлагалось приобрести специальные удобные сидения, которых в самолете только 2 ряда (12 единиц)! В соседнем дальпаке работники конкурирующей Lufthansa (чуть не написал Luftwaffe!), не имеющей эксклюзивных сидений, нервно потирали руки и виновато опускали глаза в пол. Немец все-таки умеет проигрывать... 1:0. Однако меня, как человека, работающего в компьютерной области и имеющего наполовину машинный способ мышления, почему-то волновала вторая часть уравнения: какие сидения достанутся тем, у кого нет 30-ти лишних долларов или кому не дай бог этих 12-ти мест не хватит? А? 1:1.
Дальше — больше! Следующим ударом по ущемленному самолюбию западных авиакомпаний стала новая должность в составе борт-персонала — service manager! 2:1. С виду он напоминает то, что до этого называлось старшей стюардессой, но, как говорится, кресло делает человека, а не наоборот! Этот человек знает ответы на все вопросы и поставлен для разрешения всех возможных ситуаций, которые могут возникнуть на борту авиалайнера. Я сказал авиалайнера? Не могу поверить! Могу предположить, что это был экспериментальный полет этого судна с целью проверки, а только ли самолеты могут летать. Может и это долетит? Столы на наших сидениях вытаскивались из подлокотников. Не то, чтобы это было неудобно, просто я никогда такой конструкции не видел, крышка на подлокотнике скорее напоминала пепельницу. Некоторые сидения имели колотые и рваные раны — вероятно, после последнего поражения Зальцбургского Динамо нашему Ха-Поэлю. В ответ на просьбу принести апельсиновый сок был получен ответ: «Извините, только в сезон». Апельсиновый сок, который подают на этом самолете в сезон, вероятно жмут прямо в кабине пилота, а там, увы, сезон еще не начался... Несчастный пассажир, изголодавшийся по витамину С (на земле-то, ну никак не найти, да еще и в Израиле — куда там...), последняя надежда восполнить недостаток - на борту, а тут, блин - не сезон! Одеял у них тоже не оказалось. Нет! Он сказал: «Извините, у нас закончились.» Service manager предложил в последний раз прикупить удобные сидения, но уже по 20$ за единицу. Через 15 мин полета в салоне появился незнакомый до этого член экипажа, стюардессы сменили обувь со шпилек на кроксы и как-то заметно укоротились в росте. Прибор, который в начале полета Лена назвала телевизором, никакого изображения не воспроизводил, да и, наверное, к лучшему, так как у меня закрались сомнения, что это какой-то противотуманный фонарь, который service manager затырил с крыла самолета на случай, если в салоне отключат свет. Окна всех заставили закрыть, так как по их словам, солнце в эти часы очень активное и чуть ли не можно получить дозу прямо на борту. И вообще всем спать! Ах да! Совсем забыл! Бутерброды с «сЫрой»! Именно так, так как там чего-то наляпали под сыр и оно стало «сЫрой». Один мы раздербанили с Леной пополам, потом сняли верхнюю часть и съели половину нижней. Остальное выбросили, один целый вернули менеджеру — хай поисть, и один я забрал с собой в Австрию для фотосесии. Кстати, на фотографии он ничего.
Следующей аттракцией, вытекающей из бутерброда, стала очередь в туалет, которая к середине полета начала напоминать очередь в мавзолей. А еще на борту была какая-то группа румын. Они весь полет ходили друг к другу в гости и очень громко разговаривали. Пара румынских сидений была рядом с нами, а напротив были как раз сидения для бортперсонала. Ну а румыны народ не особо стеснительный, устроили там посиделки. Вероятно, это не понравилось одной из стюардесс и она попросила одного из них встать. На вопрос «почему» она не задумываясь ответила, что страховка на эти сидения не распространяется. Тогда румын встал и спросил, действует ли страховка на тело, стоящее рядом с этими сидениями, и получил моментальный ответ — да! Ну очень находчивый экипаж. Вероятно это была заместитель service manager-a.
Аэропорт
Поскольку в Мюнхенском аэропорту мы были уже в 3-й раз, то иcкать долго прокат машин нам не пришлось. Пока женщины посещали туалет, милый парень в Avis снабдил меня ключами и GPS навигатором (кстати поломанным, но нам его без разговоров обменяли за 2 минуты). Привыкание к машине в этот раз было не долгим. Ford C-Max, 1.6, бензин. Для горных дорог машина оказалась слабовата, а так в целом с задачей своей она справлялась. Ездить было удобно и приятно.
Дорога в Австрию
В наш первый день мы не хотели планировать никаких аттракций, пока не прибудем на место, но 2 вещи мы все-же запланировали. Во-первых, поскольку прилетели мы в субботу, надо было часов до 4-5 успеть затариться провиантом в супере, иначе в воскресенье утром - выходной и можно остаться голодным. Во-вторых, 3 года назад где-то в районе Chiemsee нам посчастливилось поесть сосисочный суп и мы очень хотели испытать этот вкус снова. Однако, порулив в районе озера с полчаса, найти это место нам так и не удалось. Не удалось нам найти здесь и супер. Народ, толком не спавший ночь, уже изрядно голодный, начал выражать недовольство. Да и мои ресурсы начали заметно увядать. Поэтому в срочном порядке был оккупирован какой-то незнакомый гастхауз, где мы впервые и отметили наш прилет кружкой пива. Покормили нас тут здорово: суп гуляш, мясы, картофель фри — все очень вкусно. Турецкий официант при виде чаевых готов был пасть ниц. Говорю это вовсе не для того, чтобы его унизить, просто обидно, что там они чаевым действительно рады, а у нас, в Израиле, это стало какой-то обязательной мздой. Поели и в путь. Добрались часам к пяти вечера. Ферма расположена в 4-х км от ближайшего села. Дома стоят в низине между 2-х гор, покрытых сосновым лесом. В 100 метрах течет горная река, в лесу полно малины и грибов. На ферме козы, кони, кролики, куры, гуси, фазаны и еще несколько разновидностей каких-то маленьких зверей типа морских свинок. Конечно же собаки и коты. Игровая площадка для детей с футбольными воротами (одними), батутом, качелекаруселями, натянутый трос метров на 30 чтоб кататься, настольные теннис и футбол, 2 вело-машины, велосипеды разных размеров и... ресторан! Не, ну конечно, ресторан это круто сказано, скатертей там нет. Кабак. Кухня — что надо, меню по размерам напоминает том энциклопедии. Официянтка в домашнем, повара можно потрогать за всякое, иногда он даже может выйти с вами посидеть. И конечно же пиво. Что еще надо человеку, уставшему от бесконечной беготни в урбанизированном центре, от криков, шума и выхлопных газов. Тишина, покой, отпускаете ребенка без страха, чтобы глаза ваши его не видели, ставите перед собой пол-литра пива и включаете организм на зарядку. Хозяйка встретила нас дружелюбным немецким. Пантомимой объяснились вкратце, затем она пригласила свою невестку, которая разговаривала на английском как раз на нашем уровне. 5-7 минут ушло на идентификацию личностей и нас пригласили в номера.
Первый вечер
Квартирка стандартная, кровати 2 + 1, кухонька, огромный балкон, холодильник, телевизор. Кухня оборудована, но почему-то отсутствовал чайник. Возможно австрийцы готовят чай в кофейной машине, которая кстати у нас была, но это пока осталось неизвестным. По большому счету, чувствовалось, что здесь не предполагалось, что кто-то будет чего-то готовить. Весь кухонный арсенал напоминал скорее набор экстренной кухонной помощи: стаканчики, бокалы для вина, тарелочки, кастрюлька, сковородочка и т.д. Как будто кто-то по списку отвечал на экзаменационный вопрос: «Какими инструментами должна по минимуму быть оборудована кухня ?» Я уверен на все 100%, что кроме нас в этом доме из гостей не готовил никто, все заказывали завтрак за 8€ на рот, а обедали или ужинали уже в ресторане. Но мы, привыкшие к домашней пище, не могли отказать себе в удовольствии приготовить все своими руками из местных ингредиентов, к тому же я точно знаю, что только так ты можешь по максимуму ощутить, как себя чувствует австриец ну скажем после завтрака или ужина.
В первый же вечер обнаружилось отсутствие элементарных вещей. Не было соли и давилки для картошки. Естественно, первая я же мысль — это попросить у хозяйки. С солью никаких проблем нет. Поскольку мы находимся в Зальцбургерлэнде, то слово зальц для них как вода для израильтян. Это место является родиной соледобытчиков, солевые пещеры Зальцбурга поставляли соль на протяжение многих веков для всей Европы и части Азии. Это то, что передалось им с молоком матери, и они без проблем узнают это слово на всех языках мира. Но вот как быть с давилкой для картошки? Знания немецкого, мои и Лены, определяются в основном фильмами о Великой Отечественной и песнями Чингис-Хан. Заметный вклад в немецкое произношение может внести моя дочь, воспитанная на песнях Rammstein, она даже не плохо поет, но к моему великому сожалению, ни в фильмах о войне, ни в последнем альбоме Rammstein ни разу не упоминалась давилка для картошки! Вооружившись всем запасом мимики и пантомимы (а с этим у меня проблем нет) я спустился на кухню и застал там хозяйку и хозяина. Как и предполагалось, с солью проблем не было. Хозяйка вынесла мне пачку соли в одной руке и солонку размером с наперсток в другой. Держа их на перевес, как весы, она вопросительно посмотрела на меня, дескать «чего возьмешь, пачку или хватит солонки?» Наивные австрийцы... Вооружившись пачкой соли, я сделал вид, что собираюсь уходить, но, как бы вспомнив о еще одной мелочи, повернулся к ним и произнес что-то типа :
- And... do you have something to prepare potatoes? - При этом, чтобы быть правильно понятым, я попытался руками изобразить, как я буду давить картошку. Со стороны это было похоже на то, что у нас на иврите называется «לידפוק» (простите, но я не могу написать это по-русски). Хозяйка покраснела, опустила голову и бросила вопросительный взгляд на мужа. Хозяин оценивающе посмотрел на меня, потом также оценивающе - на свою жену... Ему и невдомек было, что когда ему будет под 50, кто-то предложит ему что-то противоестественное у него же дома с его же женой. Однако к этому моменту я уже тоже сообразил, что со стороны моя просьба могла быть не правильно истолкована. Вторая демонстрация пантомимы имела полный успех.
- Kartoffelenstamper, воскликнул он, - пюре, я, я!!! Камень с плеч упал у несчастного австрийца. В своих мыслях он уже строил планы 3-й мировой, как вся объединенная Европа встанет на защиту его чести, на которую эти проклятые израильтяне посягнули в его же доме! А тут, всего лишь kartoffelenstamper! Поиски этого артефакта затянулись минут на 10. С целью не допустить мирового конфликта был перевернут весь первый этаж дома, но артефакт отсутствовал. Пришлось в этот вечер картошку сделать кубиками просто с маслом. Нет, вы не думайте, что я бы не нашел, чем ее помять. Помнится мне года 3 назад в аналогичной ситуации, я мял картошку бутылкой из под пива. Правда тогда из-за большой разницы температур бутылка раскололась прямо в кастрюле, и мы еще 10 мин выковыривали участки картошки обогащенные осколками стекла. В общем вечер удался. Мне кажется, именно после этого эпизода с картофельным прессом, между нами и хозяевами установилась какая-то взаимная симпатия, и это чувство не покидает меня до сих пор. Забегая вперед скажу, что на следующий день мы купили этот девайс в супере и когда уезжали, я подарил его хозяйке со словами: «У меня есть для вас специальный презент, но вы должны сохранить его до нашего следующего приезда!»
Распорядок дня
Все наше пребывание за границей было распланировано заранее. Нет, конечно нельзя сказать, что были расписаны часы и события, но все-же план кое-какой был. Предполагалось, что каждый день мы будем посещать одну аттракцию, т.к. на большее у нас не хватит сил и самое главное — пропадает интерес. Когда ты ощущаешь какие-то временные рамки, ты начинаешь непроизвольно торопиться, и тогда экскурсия напоминает поход в супермаркет на исходе дня, когда сил уже нет, а жрать все-равно хочется. Планировалось также, что мы будем один раз в день обедать в ресторане. Вот это, кстати, вопреки моим предположениям, оказалось довольно просто. Вероятно потому, что жили мы в деревне, плюс ресторан был прямо во дворе, т.е. страха, что по какой-либо причине (приедешь поздно, или магазины будут закрыты) ты останешься голодным, не было. Да еще и продукты такие... Лена вообще любит готовить, а тут такое!!! А вот количество выпитого пива заметно превысило прогнозируемую отметку. Мне кажется, что в отличие от наших предыдущих поездок, я наслаждался не только бочковым, но и бутылочным пивом! Каждое утро баррикада пустых бутылок под раковиной освежала твои вчерашние впечатления и готовила тебя к новым исследованиям в области пивоварского дела. Например, был заново открыт для себя мир фильтрованного пива, были опробованы новые сорта нефильтрованного. Еще больше укрепился в мысли, что светлое пиво гораздо приятнее для моего увядающего организма.
В австрийской деревне каждое утро начинается с кормления. Как я уже говорил ранее, мы кормились у себя. Где кормились наши соседи для меня осталось загадкой. Вероятно они заказывали завтрак и съедали его в гостиной на первом этаже, но за 6 дней, проведенных там, нам ни разу не удалось встать пораньше, чтобы вовремя спуститься и увидеть процедуру принятия пищи постояльцами. Да и в гостиную мы особо не заглядывали, помню это случилось дважды. Один раз во время поисков соли, а второй раз Лена насадила там яблоко со стола. По ее рассказу, проходя мимо, она случайно обратила туда свой взор, а это яблоко там неправильно лежало и портило весь натюрморт. Кстати, яблоко в последствии было съедено нашей лошадью и соседским ослом. Продолжим. Ровно в 10 часов все дети и часть взрослых подтягивались к амбару, так как там в это время начинали кормить скотинку. Во-первых, выпускали на волю самых голодных — коз. Австрийская коза — скотина исключительно умная. Пасутся они, с коровами или без, в эдаких загонах — огромные территории обтягивают токопроводящей лентой и запускают стадо внутрь. Так вот, рассказывают, что стоит пастуху допустить малейшую брешь в ограждении, козы и коровы обязательно ее находят и тогда оттягиваются по полной на воле, сея смерть и разрушения вокруг себя, подкарауливая и пугая глупых туристов. Утренний вывод коз на волю производится очень эффектно. К каждому ребенку приставляется по одной козе на поводке, затем по команде открываются ворота и вся эта бригада с детскими криками, козьим мЭчанием (кстати, корова мычит, овца блеет, а что делает коза?) и колокольным звоном устремляется через все подворье в сторону леса, где у коз есть специальное огороженное место, где они и проводят целый день, нагуливая бока. Козы бегут первыми, за ними на поводках практически летят дети, едва успевая переставлять ноги. Звон и крик стоит такой, что мертвого с кровати подымет. Потом начинают кормить все, что движется на подворье. Каждый ребенок получает индивидуальную коробку с кормом, открываются ворота и вся эта бригада детей-«сеятелей» запускается в загон. Кормятся куры, кролики, фазаны, утки. Потом выводят гусей, они косяком уходят куда-то в поле, правда потом в течение дня они отдельными особями появляются то там, то там... Коров не видел, сказали, что они где-то в горах пасутся сами. После кормежки наступает рабочий день. Мужчины уходят в поле (сеют, жнут, сушат, пашут), женщины работают по хозяйству, дети — на игровой площадке. Мы это время проводили в разъездах. В 18:00 каждый день производился конный забег в лес. К этому времени кони сами приходили с поля на подворье, у каждой лошади — свое место, там даже фото прикреплено, ну чтобы лошадь не перепутала. Тут мы их седлали, уздечка там, жокейскую каску ребенку и все такое, потом всех формировали в колонну в затылок, назначался ведущий и замыкающий, а затем — в лес. Дорога не сложная, однако с сюрпризами. Я к примеру был не на шутку озадачен в первый заезд, когда в своих беленьких кроссовочках, ведя лошадку под узду, я вышел к берегу реки, которую нужно было переходить вброд. Или еще, в первый день, когда вся колонна стартанула, а моя лошадь отказалась идти, и я чего уже только не пробовал: и уговаривал, и по заду шлепал, и Дашу просил пришпорить упрямую в бока, потом тянул ее за морду (как Шурик осла) — безуспешно, кобылка только мычит мне в лицо, упирается и ни шагу. Потом пришла хозяйка («Нина, камсамолка и просто красавица»), ща, думаю, пройдет мимо, и лошадь за ней сама проследует. Вот стыдно будет - я, мужик, не смог лошадь завести, а она, баба... Однако то, что произошло, оказалось еще более унизительно! Посмотрела хозяйка на кобылку, кобылка ей чего-то шепнула, кивнула в мою сторону и опустила морду, хозяйка обошла ее с другой стороны, потом посмотрела на меня укоризненно, расстегнула ошейник у лошади на шее, коим, как оказалось, их к забору привязывают, и... лошадка тронулась с полтычка... Вот позорище! Ну откуда я мог знать, что она на привязи стоит?!! Я уже практически забор из земли выдернул! Для полного втаптывания в грязь не хватало только, чтобы лошадь повернулась ко мне и спросила: «Слышь, а может ты того... Иван-дурак? Не, ну если так, то понятно... »

Вождение на дороге
В Австрии практически никто не пользуется автомобильным сигналом. За все время нашего пребывания там я слышал клаксон максимум 2 раза, причем один раз это был я сам. Дороги местами узкие, зачастую можно провисеть у какой-нибудь фуры на хвосте километров 5-10, пока предоставится возможность разойтись. GPS старается вывести тебя на автомагистрали, так как там по 2-3 полосы в каждом направлении. Однако народ спокойный, все ждут свою очередь, при обгоне никто не заглядывает к тебе в окно с озлобленным выражением лица. Грузовой транспорт обучен уступать дорогу. Видел своими глазами, когда водитель огромного крана с прицепом, собравший за собой километровую очередь, остановился, вылез из кабины, перекрыл всю встречную полосу и начал руками регулировать движение, пропуская выросшую очередь вперед. Второй пример был уже в Германии — дело было ночью, шел сильный дождь, я не мог долго обогнать фуру из-за очень ограниченной видимости и боязни столкнуться в лобовую со встречным транспортом. Тогда водитель фуры сам выбрал момент, когда впереди не было встречных машин (ему-то видно все!), мигнул мне правым поворотом пару раз, давая понять что пропускает меня, и включил дальний свет, освещая дорогу далеко вперед, чтобы я видел, что там свободно и нет опасности при обгоне! Их что так учат? Респект водителю.
Автомобиль наш имел самую примитивную аудио систему. Лена еще дома назаписывала дисков в mp3, USB ключик подготовила, чтобы в дороге себя музыками развлекать, но не тут то было. Система согласилась читать только audio диски и вещать радиопередачи. Из аудио дисков у нас был только заботливо припасенный мною последний альбом Rammstein, так что все 9 дней нашего путешествия мы с Дашей методично прививали нашей маме любовь к немецкому языку и очень тяжелой рок-музыке. Прости, любимая, я думаю, что это тебе пошло на пользу. Раньше, когда в машине начинали звучать первые ноты подобной музыки, ты была готова выйти из машины прямо на ходу, а теперь ты просто просишь сделать по-тише отдельные песни. Прогресс — налицо!
Одним ясным вечером во время возвращения из очередного автопробега, на дороге между Radstadt и Forstau, в 3-х километрах от ближайшего населенного пункта, была обнаружена идущая вдоль дороги старушка лет 80-ти с палочками. На предложение воспользоваться плодами технического прогресса и подняться на борт, чтобы продолжить путешествие вместе с нами до ближайшего населенного пункта уже сидя в кресле и любуясь пейзажами из окна комфортного заокеанского авто, старушка вежливо отказалась. Я предположил, что она уже лет 60 так ходит к деду на лесопилку, причем по 2 раза в день: сначала молоко с пирожками несет, а потом за кувшинчиком приходит, ну может там еще чего от деда хочет, но это уже как карта ляжет.
Австрийцы — угрюмый народ
Хочу в двух словах рассказать о том, как себя ведут коренные австрийцы в глубинке. Лет 5 назад, когда я готовился к нашему первому визиту, я где-то читал, что австрийцы несколько высокомерны и неохотно идут на контакт. Сегодня, если бы кто-то меня спросил, как там австрийцы, я бы рассказал ему следующую историю.
Зашли мы как-то в ресторан местного значения откушать, но свободных столиков не оказалось. Покрутились туда-сюда — ну не подсесть же в ресторане к кому-то за столик? Тихонечко развернулись и направились к выходу, когда услышали «Халлоу! Халлоу!» Повернувшись увидели - за одним из столиков семья, мужчина лет 50+, его жена и двое подростков 14-15 лет — дочь и сын.
- Вы куда? - говорят.
- Так вроде же нет мест, - ответили мы.
- Ребята, мы вот сейчас подвинемся, а вы садитесь с нами, мы вам долго мешать не будем, мы уже попросили счет, сейчас вот пиво допьем... Вы сами, как видно, не местные?
- Из Израиля.
- О! Вы уже 4-я семья из Израиля в этом году. Разрешите представиться — мэр города.
Тут девочка поправила его: «Ты спутал, батя. Ты - бургомистр округа.» Дальше мило побеседовали о том, о сем. Лена сказала, что заказать без меню мы ничего не сможем, так как не знаем, как блюда называются по немецки, но мы умеем ткнуть пальцем в меню. Тогда нам принесли меню. Меню, как я уже рассказывал, напоминало поварскую книгу, однако после того, как я сказал, что тут нам будет тяжело разобраться, наши соседи сказали, что они как раз нам и помогут! Как жаль что они быстро ушли, очень милые люди.


Дорога в Германию.
Чего мы вообще туда поперли? Когда готовили программу почему-то нам показалось, что мы заботимся только о себе и ничего для ребенка. А поскольку воспоминания о Europapark были еще достаточно свежи с прошлого года, было принято решение совершить туда набег вторично. И, поскольку минимальное время, которое вы должны выделить на операцию, равно целому дню, и дорога туда тоже не полчаса, пришлось на 3 последних дня передислоцироваться в Германию. Процедура резервирования мест аналогична австрийской. Только немец — народ практичный и требует предоплату всего периода плюс залог, который тебе возвращают, по завершению миссии.
По дороге штурмом была взята музей-фабрика Swarovsky. Потери составили 96€, не считая расходов на билеты, сосиски с картофелем и мороженное. В 22:00 с горем пополам доехали до города, в районе которого по нашим расчетам должна быть наша ферма. Я особо не волновался за дорогу, т.к. хозяйка описала ее довольно подробно, но практика показала, что описание далеко не точное. Нужный выезд из города нашли без особого труда, потом приехали к перекрестку, о котором ни слова не говорилось в описании. Поскольку никаких директив на этот счет не было, а GPS в этой местности отказался сотрудничать (как сказала Даша: «он заблудился»), было принято решение ехать прямо. Прямо мы проехали метров 15 и, упершись в поле, я остановил машину. Дальний свет выхватывал из темноты только перепуганные заячьи глаза. Они не видели людей уже несколько сотен поколений, т.к днем они спят в норах, а ночью люди вроде как должны спать в своих норах согласно последнему договору, подписанному бароном Мюнхгаузеном и зайцами в 1542 году! Как это там: «на поляне траву зайцы в полночь косили...» (с) Развернулся и решил вернуться в город и подъехать к перекрестку во второй раз — может где чего пропустил? Естественно и во-второй раз картина не изменилась. Куда рулить? Какая-то удача повернула меня налево, и это оказался правильный выбор. Уже через пару км началась деревня, которую мы искали. Осталось чуть-чуть. По описанию нужно было насквозь проехать всю деревню и последний дом слева должен быть наш. Но, то ли описание было слишком старым и тут уже успели понастроить, то ли еще чего...
Освещение в деревне в начале одиннадцатого ночи — это вам не Тель-Авив. Слева действительно оказалось что-то большое, в 3-х зданиях, но только в одном окошке был свет. Остановил машину во дворе, двигатель не глушил. Потыкался в закрытые двери и окна, усмотрел: вроде как там где свет горит комната приготовлена для кого-то, но никого нет. Думаю — это для нас, просто поздно уже. Но как зайти? Обошел здание вокруг. Смотрю, внутри дед сидит — старый немец. Ну думаю, ща я тебя проясню. Вернулся ко входу, нашел звонок, позвонил. Немец открыл быстро.
- Ну че, - говорю, ты квартиру сдаешь?
- Нихт фэрштэйн, - говорит.
Ах ты фашистская морда, достаю значит листочек, где у меня письмо распечатано с адресом и данными, тычу в письмо указательным пальцем у него перед лицом:
- Вот здесь у меня черным по белому написано, что ты, Фриц, здесь живешь, и жена твоя, Николь, давай сюда жену, мы ее пытать будем!
- Найн! - говорит, - это не я, это все моя жена, я сейчас ее позову, она и по английски может, а я тут так, чисто подпевала...
А сам, смотрю, руку к двери тянет, чтобы незаметно ее захлопнуть. Ну, я человек опытный в переговорах, сразу ногу так многозначительно через порог внутрь раз и поставил. Давай, говорю, Ганс или как там тебя, зови жену, пусть одевается (с вещами). Тут жена вышла на шум, «YES?» говорит. Я ей значит начинаю все излагать, тычу при этом пальцем в бумагу а Курта — в грудь. И так по мере продвижения монолога начинаю замечать, что в глазах у нее только страх и в обоих большими буквами на чистом английском написано: HELP!!! А потом в обоих blue screen of death и все. Понял я, что дело пахнет нехорошим, еще впаяют взлом и покушение на жизнь и частную собственность. И тут — идея. Телефон, говорю, есть? Давай сюда телефон, звонить будем. Баба вынесла телефон. Потом они с дедом между собой еще 5 мин ругались по немецки, я ничего не понял, только говорил им «цигель, цигель, Михаил Светлов, у-у-у!!!» В конце-концов дозвонилась она по моему телефону, там ответил мужской голос, опять же на немецком. Ниже привожу примерный перевод их диалога, основанный чисто на интонации и жестикуляции собеседников:
- Доброй ночи Вам, мы, конечно дико извиняемся, но мы за чьи-то долги расплачиваться не собираемся! Это же не наш папанька с русскими в 1941 году воевал! Запамятовали что ли дедушку вашего Эйхмана? Тут за вами приехали, прямо из Израиля, говорят только по-английски, между собой по-русски, серьезные на вид, вашего батяньку спрашивают.
- А по немецки они говорят, спроси?
- Да идите вы знаете, куда?! Сами приезжайте и спрашивайте! Я же говорю, ребята суръезные, тут не ровен час и огрести можно по полной программе. Просто так на блины в десять ночи из Израиля не приезжают!
- Не это не к нам, у нас ваще дома никого нету! А я — автоответчик.
- Слышь, мужик, мы же не спрашиваем, к тебе это или не к тебе, мы тебя перед фактом ставим, ну как вроде «метку черную» тебе посылаем, и сейчас прямо лично тебе их и привезем.

При этом бабка кинула трубку, за 3 минуты одела деда, сунула ему ключи от фольксвагена, нарисовала план, куда везти. Потом в лицах в живую разыграла мне step-by-step, что меня ждет, когда я прибуду на место:
- Будет дом, будет закрыто, но ты иди к почтовому ящику (сама идет к своему ящику), там будет ключ в замке, откроешь ящик, там будет другой ключ от квартиры (бросает свой ключ туда), возьмешь там, ящик закроешь...
Короче, расписала все по шагам одной пантомимой. Потом дед пошел и выкатил из гаража свой старенький фольксваген, сел в машину и поехал впереди нас. Так с эскортом мы, наконец-то добрались до дома. Это был настоящий holiday house. Конечно, это не ферма, животных тут нет. Тут вообще никого нет — огромный салон, спальная, кухня, ванная. Для какого нибудь дня рождения — милая вещь. Нам нужен был ночлег на 2 ночи, в доме мы были только ночью, днем — в разъездах, так что это было точно то, что нам нужно. На двери было приклеено письмо, что ключи в почтовом ящике, и если мы приехали, то дайте знать по телефону — мы привезем вам ваш денежный залог ( 50 €, которые мы заплатили, когда заказывали домик). Все — супер. Отпустили деда к бабке, наградили его вдогонку брелком, запасливо привезенным из Израиля в качестве маленьких подарочков. Дед сказал: «Израиль... я, я!!!», - и уехал в ночь... Через 15 мин примчалась хозяйка, привезла денег. Английский получше, смогли поговорить более-менее. Но тоже со странностями, вроде говорила, говорила нормально, правда медленно, потом замолчала. Молчит, молчит, потом как рявкнет: «because...» и зависла. Чего «бикоз», кого «бикоз», мы уже не узнаем никогда. Ну да ладно...

Полет назад.
Если до этого дня у меня иногда и возникал вопрос, почему Израильтян регистрируют в самом дальнем терминале отдельно от всех, то ответ был только один — виною этому события Мюнхенской олимпиады, когда наша сборная пала жертвой теракта. После этого немцы очень щепетильно блюдят вопросы безопасности в отношении израильтян и предпочитают выглядеть гестапо, но чтобы ситуация никогда не повторилась. Но в этот раз я был благодарен немцам совершенно по другой причине. Я благодарен им потому, что заткнув нас в самую безлюдную точку мюнхенского аэропорта они свели к минимуму всяческие контакты израильтян и цивилизованного мира. Они защитили нас от того, что культурный мир, который до сих пор представляет себе нас, как часть цивилизованного общества, в конце-концов сможет своими глазами увидеть, на какой ступени развития мы стоим. Они прячут нас ото всех и тем самым отдаляют тот час, когда цивилизация поймет, кто мы такие! Так что скажите спасибо, что все в Мюнхене именно так, а не иначе, и что до сих пор нас в естественной среде могут наблюдать только провинившиеся работники аэропорта, которых в качестве наказания за очень тяжелые преступления могут поставить охранять и обслуживать регистрацию израильтян. Я знаю, что вы можете обвинить меня в чем угодно: антисемитизме, в нелюбви к своей стране и т.д. Это ваше право. Я никому не навязываю свою точку зрения. Я тоже люблю свою страну и даже иногда горжусь тем, что я именно израильтянин. И именно поэтому больше всего мне хочется, чтобы мы выглядели, как нормальное культурное общество, а не как обезьяны в зоопарке. И, может быть кто-то, прочитав эти строки, увидит в них себя или своих знакомых и тогда, когда в очередной раз он станет свидетелем подобного беспредела, он не промолчит в сторонке, а встанет и одернет какого-нибудь идиота, который срет там, где остальные едят. Судите сами:
Прибыли в терминал по расписанию за 3 часа до отправления. Практически весь самолет уже стоял в очереди, разбитой на 3 потока в соответствии с 3-мя регистрационными кабинками, так что мы были практически последними. После нас потом пришло еще всего человек 10, не больше. Следует сказать, что мы прибыли после очень удачного отпуска, с огромным запасом положительной энергии, выдержки и вообще счастливые! Моя жена израсходовала этот запас минут за 40 регистрации. Если вы стоите в очереди, а вас сбоку кто-то объезжает со своей телегой и становится через 2 человека впереди вас, нагло подрезая и вытесняя человека, стоящего там по всем правилам — это израильтянин. А жена его в этот момент может занять очередь в другое окно в другом конце зала, и когда ее муж закончит вытеснять нормальных людей из первой очереди, он вместе со своей телегой и чемоданами попрет туда, где стоит его жена, расталкивая по дороге людей, спокойно стоящих там. Причем все это сопровождается криками через весь зал типа «Ицык, эфо а одем шели!» или «Амарти лах — зэ масриах!» и .т.д.
Почему-то в этот день вещи не ехали по транспортеру в самолет. Может быть для израильтян транспортер не включают, а может немцы сразу просекли, что сегодня транспортер не справится с такой нагрузкой... Но вещей было действительно ОЧЕНЬ много. Мы со своими 2-мя сумками по 20 кг выглядели унизительно по сравнению с остальным большинством. Кроме огромных баулов, от которых у телег разъезжались лапки, народ тащил всякие огромные рюкзаки и пакеты, несколько семей везли с собой огромные мягкие игрушки: розовые акулы, зеленые крокодилы, все, что они навыигрывали в Европа-парке, все это теперь запихивалось в салон самолета! Так вот, поскольку транспортер отказался сотрудничать, то нам выдавали посадочные места, и мы С ЧЕМОДАНАМИ шли в другой конец зала и проходили там паспортный контроль. Очень неудобно, но...делать нечего. На все это ушел где-то час. Пока взрослые стояли в очереди дети делали черный пар в терминале. Они скакали по лавкам, гоняли на детских колясках, играли в футбол (!) в зале ожидания. Периодически кто-то разбивал себе нос, споткнувшись о кого нибудь, кто-то у кого-то что-то забирал и это сопровождалось криком и плачем. Но все это как-то можно пережить — это дети. Я не могу смириться с другим: почему родители не делают детям замечаний?!!! Почему?!!! Ты видишь, что твой ребенок разгоняет коляску с другим ребенком до 10 км/ч и несется по залу где полно других детей, взрослых, багаж... Ну останови его! Он же убьет кого-то! В зале ожидания обычно относительно тихо. А тут — футбол! Офигевшие немцы (охрана, грузчики и т.д.) в ужасе наблюдали происходящее из-за стекла. Полицейский не выдержал, когда какой-то ребенок начал карабкаться на стекло по оконной раме. Он в два прыжка оказался рядом, снял его от туда и с мольбой посмотрел в зал в надежде отыскать там хотя бы какую-то пару понимающих глаз... Лена видела, когда последний пассажир покинул зал ожидания, немец, работавший там, закрыл за нами двери, достал платочек, закатил глазки, вытер испарину со лба и очень от души глубоко вздохнул. Такой приятный работник лет 40-ка... «Что же он такого сделал, что его отправили нас регистрировать?» - спросила Лена. «Наверное как минимум убил человека... или даже двух...» , - ответил я. Еще круче было в автобусе, который везет к самолету. Два мальчика-гиббончика начали соревнование: кто выше залезет по сидениям и стойкам под крышу автобуса. Причем им, естественно, начхать на то, что ногами они бьют стоящих рядом, им начхать, что автобус может просто притормозить чуть резче и тогда будет счастье ,если пострадает только то тело, которое упало сверху, а не еще кто-нибудь, кто мирно стоял в стороне. Но самое главное — что начхать их родителям! Тут уже не выдержал я. Первым желанием было спросить ребенка, кто твой папа, и зарядить с ноги папе прямо в пах, чтобы у него больше не было детей, т.к. он не может (главное — не хочет!) их обучить элементарным нормам поведения в обществе. Но времени на папу не оказалось, так как автобус действительно тронулся и надо было уже практически ловить ребенка. В защиту ребенка могу сказать, что когда я его снял оттуда и сделал ему замечание, он больше туда не лез. Дошло с первого раза. Это еще больше укрепляет меня в мысли, что родителям срочно необходимо сделать физическое замечание и желательно — целенаправленно в голову.
Эпилог
И все-таки не хочется заканчивать рассказ на такой грустной ноте. Ведь на самом деле это был чуть ли не самый удачный отпуск за всю мою жизнь. Мне даже иногда казалось, что все плохое осталось дома, а в Австрию и Германию мы привезли с собой из Израиля нашу солнечную погоду! В Европа-парк мы выехали в ливень, а когда приехали, то небо прояснилось и был отличный солнечный день аж до самой ночи, а потом опять пошел ливень. Мы радовались всему, что с нами происходило! Я дышал воздухом и получал от этого удовольствие! Я покупал в супере — и это было мне интересно! Я шел платить за бензин и получал заряд бодрости от пары фраз с заправщиком. Я уже не говорю про то, что выйдя в старый город ты окунаешься в мир истории, где можно руками потрогать городскую стену, которой около тысячи лет, где до сих пор сохранили традиции и носят национальные костюмы и поют фолк! «Что можно искать еврею в Австрии и Германии?» - спросил меня один человек. Я только улыбнулся ему в ответ и мне его стало немного жалко... Наверное, даже если я смог бы рассказать ему, он бы не смог проникнуться всей этой атмосферой.
Буду ездить туда - мне там хорошо!

Комментариев нет: